Закон и право
Назад

Договор не подписан исполнителем

Опубликовано: 15.02.2020
0
1

Не согласованы существенные условия договора

Договор считается заключенным, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

К существенным условиям договора относятся:

  • условия о предмете договора;

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Внимание! Если стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям договора, то он считается незаключенным и к нему неприменимы правила о недействительности сделок.

Речь идет о разграничении недействительных и незаключенных договоров.

«Договор, являющийся незаключенным вследствие несогласования существенных условий, не может быть признан недействительным, так как он не только не порождает последствий, на которые был направлен, но и является отсутствующим фактически ввиду недостижения сторонами какого-либо соглашения, а следовательно, не может породить такие последствия и в будущем».

Внимание! Сторона, подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания его незаключенным.

Такое правило появилось с 1 июня 2015 года в новом пункте 3 статьи 432 Гражданского кодекса РФ. Так, сторона не сможет требовать признания договора незаключенным, если:

  • она приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора;
  • заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств противоречит принципу добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ).

Здесь законодатель ввел новый эстоппель (правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих требований) из практики Высшего арбитражного суда РФ.

Так, Президиум ВАС РФ в пункте 7 информационного письма от 25 февраля 2014 г. № 165 в отношении договора подряда указывал: «Если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде».

Закрепленное правило направлено на обеспечение стабильности гражданского оборота и исключение защиты его недобросовестных участников.

Особое внимание при составлении и согласовании договоров юристы обращают на формулирование предмета. Он должен четко определять итог, к которому стороны желают прийти в результате реализации договора. Предмет договора определяет саму сущность возникших правоотношений. Отсутствие согласия сторон в отношении предмета сделки не позволит в дальнейшем исполнить договор надлежащим образом. Поэтому такой договор будет считаться незаключенным.

Так, если предмет договора – индивидуально-определенная вещь (станок, производственная линия и т. п.), всегда есть вероятность, что стороны недостаточно подробно ее индивидуализировали. В случае спора суд может решить, что наименование, год выпуска, завод-изготовитель – все это сведения, определяющие лишь родовую принадлежность предмета договора. А для достаточной индивидуализации оборудования необходимо было указать его заводской номер.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Пример из практики: суд отказался истребовать у ответчика индивидуально определенную вещь, так как в договоре аренды, на который ссылался истец, не был указан заводской номер агрегата, а ответчик представил доказательства того, что получил это оборудование от иного лица 

Предприниматель Б. обратился в суд к ООО «М.» с требованием вернуть оборудование, которое истец ранее передал ответчику по договору аренды (предмет договора был сформулирован как «линовально-тетрадный агрегат ЛТА-2 1973 г. выпуска»).

Ответчик свою позицию обосновал тем, что договор аренды между ним и истцом реально не исполнялся. При этом ответчик представил доказательства того, что имеющийся у него линовально-тетрадный агрегат был получен от другого лица, не от истца.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований и признал договор аренды незаключенным.

Договор не подписан исполнителем

Суд указал: «Фактические обстоятельства дела не исключают того, что в случае удовлетворения иска предпринимателя общество будет понуждено к передаче не принадлежащего предпринимателю имущества». По мнению суда, невозможно только по году выпуска и наименованию индивидуализировать линовально-тетрадный агрегат и истребовать предмет договора (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 сентября 2009 г. по делу № А63-15174/2008).

С вещами, которые определены родовыми признаками, возникают иные проблемы.

Распространена практика, когда стороны указывают в договоре только общее описание товара (работ, услуг), а конкретизировать его собираются в дополнительных документах. Составить же такие дополнительные документы забывают.

Пример из практики: суд признал договор незаключенным и отказал во взыскании неустойки, так как стороны не подписали приложения к договору с согласованием марки, цены и количества товара 

По условиям договора поставщик обязался поставить товар (энергетический уголь) в адрес указанных покупателем грузополучателей в количестве, ассортименте и по срокам, установленным в приложениях, являющихся неотъемлемой частью договора. Приложения с согласованием марки, цены и количества товара сторонами не подписаны.

Поставщик в иске требовал взыскать 6 347 014 руб. задолженности за поставленный товар и 765 678 руб. неустойки.

Ханин Дмитрий

Суд удовлетворил требования в части основного долга и взыскал с ответчика в пользу истца 6 347 014 руб.

Установив факт признания договора незаключенным, суд указал, что такой договор не может повлечь правовых последствий, породить для сторон права и обязанности. Суд отказал в части взыскания неустойки, «установленной пунктом 6.4 незаключенного договора» (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 2 апреля 2010 г. по делу № А28-14001/2009).

Даже если дополнительные документы с конкретизацией товара составлены, может оказаться, что составлены они с недочетами. И в результате суд все равно признает договор незаключенным.

Пример из практики: суд признал договор незаключенным и отказал истцу во взыскании неустойки, так как товарные накладные и счета-фактуры не содержат ссылки на спорный договор, а кроме того, товар был фактически передан уже после даты прекращения действия спорного договора 

По договору поставки поставщик обязался поставить, а покупатель – принять и оплатить товар, наименование и количество которого определяется заявкой покупателя и указывается в накладных и счетах-фактурах.

Договор предусматривал, что за просрочку оплаты поставленного товара покупатель оплачивает поставщику штраф в размере 1 процента от стоимости отгруженного и неоплаченного товара за каждый день просрочки. Срок действия договора определен до 1 декабря 2009 года.

Покупатель товар получил, что подтверждается товарными накладными. Стоимость товара в установленные сроки не оплачена.

Поставщик обратился с иском о взыскании основного долга и неустойки за просрочку платежа. Суд удовлетворил исковые требования частично: основной долг взыскал в полном объеме, а в части требований по уплате неустойки отказал.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Выводы суда следующие:

  • анализ фактических отношений сторон не позволяет установить, что действия по передаче товара находились в рамках подписанного между ними соглашения, поскольку товарные накладные и счета-фактуры не содержат конкретного основания для передачи товара, при этом покупатель товара отрицает факт, что отношения сторон регулируются спорным договором;
  • передача товара по накладным осуществлялась после прекращения действия договора – 1 декабря 2009 года. Данное обстоятельство также исключает состоятельность доводов поставщика о наличии между сторонами договора поставки, заключенного в простой письменной форме.

Договор поставки не считается заключенным, поскольку в его условиях не содержится существенных условий, при этом, учитывая фактическую передачу товара, его стоимость подлежит взысканию (постановление ФАС Поволжского округа от 8 июля 2011 г. по делу № А49-8138/2010).

Если истец утверждает, что недостаточно конкретизированы существенные условия, многое зависит от того, о каком виде договора идет речь. Для разных видов договоров закон по-разному определяет, какие условия являются существенными, а какие нет. Сложность заключается в том, что зачастую закон использует недостаточно конкретные формулировки. И тогда приходится обращаться к судебной практике.

Пример из практики: суд назвал условие, которое не является существенным для договора строительного подряда 

Отсутствие утвержденной в установленном порядке технической документации, определяющей предмет договора, не является безусловным основанием для признания договора незаключенным. Такое разъяснение привел Президиум ВАС РФ в пункте 5 информационного письма от 24 января 2000 г. № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда».

В деле, который рассмотрел суд в этом обзоре, стороны в достаточной степени конкретизировали предмет договора (постройка хозблока из бруса площадью 6 на 8 метров), причем до его заключения заказчик был ознакомлен с типовым образцом хозблока, возводимого подрядчиком. Поэтому, несмотря на то что статья 743 Гражданского кодекса РФ требует описать в договоре строительного подряда состав и содержание технической документации, в данном случае у суда нет оснований считать договор незаключенным.

Предлагаем ознакомиться  С продавцом заключен договор подряда. Договор подряда с продавцом образец

Стороны в договоре возмездного оказания услуг не согласовали сроки оказания услуг. Может ли это стать основанием для признания договора незаключенным?

Нет, не может, но при условии, что ни одна из сторон не заявляла о необходимости согласовать срок.

Срок оказания услуги не является существенным условием договора возмездного оказания услуг, поэтому его отсутствие само по себе не влечет признание договора незаключенным. Дело в том, что из договора возмездного оказания услуг усматривается, что сроки оказания услуг не являются невосполнимым условием.

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде, если это не противоречит нормам, посвященным возмездному оказанию услуг (ст. 783 ГК РФ).

Восстановление прав в виде освобождения от обязательств

В судебной практике дела, связанные с оспариванием сделок, заключенных неуполномоченным, а в некоторых случаях – неустановленным лицом, традиционно вызывают вопросы о квалификации таких сделок и о том, нарушает ли такая сделка сама по себе права стороны, от имени которой она была заключена.

Высшими судами на протяжении времени менялась позиция относительно того, как лицу, ставшей стороной сделки поневоле, защитить свои права.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Во второй половине 1990-ых годов договоры, заключенные неуполномоченным или неустановленным лицом, признавались судами незаключенными, и такая практика получила поддержку со стороны Высшего арбитражного Суда РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 1 августа 1995 г. № 7357/94, постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2000 г. № 6612/98).

Но в постановлении Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 такие сделки квалифицированы иначе. Согласно правовой позиции Суда при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 Гражданского кодекса не применяется. ВАС РФ разъяснил, что в таких правоотношениях стоит руководствоваться ст. 168 ГК РФ о недействительности сделок, не применяя при этом п. 1. ст. 183 ГК РФ.

С тех пор аналогичный подход был взят на вооружение судами при рассмотрении споров о недействительности сделок.

Несколько позднее Президиум ВАС РФ в Определении от 9 августа 2012 г. № ВАС-8728/12 по делу № А56-44428/2010 высказал позицию, что договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно ст. 168 ГК РФ независимо от признания его таковым судом.

С течением времени первоначальная позиция ВАС РФ о признании сделок, подписанных неуполномоченным лицом, незаключенными потеряла свою актуальность.

Например, арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 14 мая 2015 г. по делу № А53-6874/14 указал, что договор, подписанный неустановленным лицом, не соответствует требованиям закона и поэтому является ничтожным, а основанием для признания договора незаключенным в силу ст. 432 ГК РФ может являться лишь несогласование сторонами существенных условий, предусмотренных законом для данного вида договоров.

При этом в обоснование позиции суды, помимо положений непосредственно о недействительности сделок, обычно исходят из следующих норм ГК РФ:

  • юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (ст. 53 ГК РФ);
  • для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон(ст. 154 ГК РФ);
  • сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (ст. 160 ГК РФ);
  • общие положения о форме договора (ст. 434 ГК РФ).

Важно также иметь в виду, что заключение сделки неустановленным лицом обладает теми же правовыми последствиями, что и заключение сделки неуполномоченным лицом, поскольку последующее одобрение сделки порождает для одобрившего ее лица все правовые последствия. Об этом в своем Определении от 4 июня 2013 г. № 44-КГ13-1 высказалась коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

П. 1 ст. 183 ГК РФ в совокупности с разъяснениями, данными ВС РФ в п. 122-123 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» подводят к тому, что сделка является заключенной между «лжепредставителем» и иной стороной договора, но для представляемого никаких последствий не наступает.

Следуя данной логике, в некоторых спорах арбитражные суды приходили к выводу, что стороне для защиты своих прав достаточно не совершать действий, направленных на конвалидацию (последующее одобрение) сделки, заключенной неуполномоченным или неустановленным лицом.

В постановлении арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июля 2015 г. № Ф04-21327/2015 по делу № А70-5966/2014 высказана позиция, что заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительности, а лишь не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка, если только это лицо впоследствии прямо не одобрит сделку.

Суд исходил из буквального толкования абз. 1 ч. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

Однако такой подход в определенных ситуациях способен привести к нарушению прав лица, от имени которого была заключена сделка неуполномоченным или неустановленным лицом.

В качестве примера приведем вымышленный случай, где неуполномоченное лицо заключает договор аренды нежилого помещения и подписывается от имени собственника. Очевидно, что действия, направленные на исполнение договора со стороны арендатора, будут нарушать права собственника нежилого помещения.

Арендатор может попробовать произвести государственную регистрацию договора аренды, в том числе путем подачи заявления в суд, а также требовать от собственника имущества предоставить доступ к арендованному помещению.

Собственнику помещения ничего не остается, как в каждой отдельной спорной ситуации доказывать непричастность к договору, заключенному от его имени с нарушениями.Из этого простого примера мы видим недостатки позиции, согласно которой «заключение сделки неуполномоченным лицом не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка».

В действительности же права и интересы собственника нежилого помещения будут защищены в полной мере лишь вступившим в законную силу судебным актом о признании договора аренды недействительным.Так может ли суд «сыграть на опережение» и признать сделку недействительной без применения двусторонней реституции в случае, когда имущественные интересы уже восстановлены в других спорах, а новые негативные последствия могут возникнуть лишь в теории?

В похожей ситуации оказался истец в деле № А40-99614/17 о признании недействительными инвестиционных договоров (постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. № Ф05-4979/18 по делу № А40-99614/2017).

Требования основаны на том, что неустановленным лицом от лица общества «Транссервис» были заключены инвестиционные договоры, порождающие определенные права и обязанности в отношении имущества, принадлежащего истцу.

Первоначально решением от 31 октября 2017 г. арбитражный суд города Москвы в иске отказал, а Девятый арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для отмены решения суда и удовлетворения исковых требований общества.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истец не сослался на конкретные нормы, указывающие на недействительность такого рода договоров в силу несоблюдения их простой письменной формы.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Помимо прочего, недоказанным суды посчитали и сам факт того, что оспариваемыми сделками в принципе нарушены права истца и общество потерпело какие-либо негативные имущественные последствия.Однако постановлением арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. судебные дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Окружной суд обратил внимание судов нижестоящих инстанций на то, что при рассмотрении дела не был рассмотрен довод о ненаделении полномочиями лица, подписавшегося в договорах в качестве представителя по доверенности. Не проверены доводы о том, существует ли доверенность и почему она отсутствует в материалах настоящего дела и других судебных дел.

Предлагаем ознакомиться  Для чего нужны земли рекреационного назначения

При новом рассмотрении дела Арбитражным судом города Москвы от 21 августа 2018 г. инвестиционные договоры признаны недействительными. Суд установил, что ответчики не опровергли довод истца о том, что лицо, подписавшее инвестиционные договоры, не имело полномочий на их подписание и доверенности на подписание договоров не выдавалось.

В судебном акте отмечено также, что именно оспариваемые инвестиционные договоры были использованы ответчиками в целях незаконной регистрации права собственности на объекты недвижимости, расположенные на принадлежащих истцу земельных участках (записи о регистрации были оспорены в рамках другого судебного спора).

Суд первой инстанции также высказал крайне важную позицию, что восстановление прав истца заключается в его освобождении от всяких обязательств, возникающих из оспариваемых гражданско-правовых сделок, а признание сделок недействительными в полной мере восстановит нарушенные права общества, что соответствует смыслу ст. 12 ГК РФ.

Остается надеяться, что такой подход не станет единичным, и суды будут в каждом конкретном деле оценивать, защищены ли права истца общими положениями п. 1 ст. 183 ГК РФ или же сделка в случае применения недобросовестными лицами различных правовых механизмов может затронуть имущественное положение лица, от имени которого она заключена неуполномоченным или неустановленным лицом.

Отсутствует воля одной из сторон на заключение договора

Об отсутствии воли на заключение договора может свидетельствовать отсутствие подписи одной из сторон в договоре, дополнительном соглашении, приложении или ином документе, отражающем волеизъявление сторон.

Пример из практики: суд отказался понудить ответчика к регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, так как приложение к соглашению об отступном не содержало подписи истца, а значит, было незаключенным 

ООО «З.» и сельскохозяйственный производственный кооператив «Ф.» заключили соглашение об отступном, в рамках которого вместо возврата суммы долга кооператив передавал ООО «З.» свое имущество, перечисленное в приложении.

Полагая себя новым собственником имущества, ООО «З.» потребовало зарегистрировать переход права собственности.

Суды отказали в удовлетворении этих требований: «Отсутствие подписи одной из сторон на тексте приложения № 1, являющегося неотъемлемой частью договора, свидетельствует о недостижении сторонами соглашения по существенным условиям договора (о несостоявшейся сделке). Поскольку соглашение в правовом смысле отсутствует, обязательства между истцом и ответчиком не возникли и удовлетворению не подлежат» (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 октября 2007 г.

Пример из практики: суд отказался признать дополнение к контракту недействительным, так как на нем отсутствовала подпись истца, а значит, оно является незаключенным 

Контракт был заключен между иностранной компанией «Н.» и ЗАО «Д.». Однако дополнительное соглашение к контракту было подписано компанией «Н.» и ООО «Э.».

ЗАО «Д.» обратилось в суд к компании «Н.» и ООО «Э.» с требованием признать дополнение к контракту недействительным и применить последствия недействительности. Суд установил, что оспариваемое дополнение является незаключенным, поскольку на нем отсутствует подпись истца, а незаключенную сделку невозможно признать недействительной (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 ноября 2008 г. № 09АП-13707/2008-ГК по делу № А40-26809/08-48-196).

Договор подписан неуполномоченным лицом

От имени организации договор подписывает ее должностное лицо. Может оказаться, что при подписании договора это лицо вышло за рамки своих полномочий. Или же что договор от имени организации подписало лицо, которое вообще не имеет к ней никакого отношения.

Если на основании такого договора к организации предъявляют требования в суде, то задача юриста довольно проста. Требуется только доказать отсутствие полномочий у лица, подписавшего договор. Если истец не сможет доказать, что впоследствии организация одобрила сделку, которую от его имени заключило неуполномоченное лицо, то суд должен отказать в иске (п.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – информационное письмо № 57), постановление ФАС Московского округа от 22 сентября 2010 г. № КГ-А40/10675-10 по делу № А40-103723/09-125-594).

Если же сама организация хочет оспорить такой договор, подписанный от ее имени неуполномоченным лицом, то возникает вопрос, какое требование предъявить: о признании договора недействительным или незаключенным.

Есть примеры решений, когда суды удовлетворяли исковые требования о признании такого договора незаключенным (постановления ФАС Уральского округа от 4 мая 2011 г. № Ф03-1221/2011 по делу № А73-48н(92/2005), ФАС Московского округа от 21 июня 2011 г. № КГ-А40/4735-11-П по делу № А40-56820/09-134-338).

Тем не менее практика показывает, что в суде лучше заявить требования, связанные с недействительностью договора, а не с его незаключенностью.

Дело в том, что ВАС РФ разъяснил: в случаях превышения полномочий органом юридического лица суд должен руководствоваться положениями статей 168 и 174 Гражданского кодекса РФ (п. 2 информационного письма № 57). Иногда на эту позицию суды ссылаются не только в случае превышения полномочий, но и в случаях, когда договор подписан неустановленным лицом или подпись фальсифицирована.

Пример из практики: суды отказали в удовлетворении иска о признании договора незаключенным, так как этот способ защиты не применяется в случае подписания договора неуполномоченным лицом 

Индивидуальный предприниматель обратилась в суд с иском о признании незаключенным договора на пользование электрической энергией. Доводы истца сводились к тому, что подпись была фальсифицирована.

Суды отказали в иске: «Подписание договора от имени одной из его сторон неуполномоченным лицом может свидетельствовать о недействительности сделки, а не о незаключенности договора.

Данная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 24.07.2007 г. № 3259/07 и учитывается судом, исходя из принципа единообразия правоприменительной практики, сформулированного в статье 304 АПК РФ» (постановление ФАС Поволжского округа от 13 апреля 2010 г. по делу № А55-457/2008).

Предприниматель подала надзорную жалобу, но коллегия судей ВАС РФ отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ: «Ссылка заявителя на справку экспертно-криминалистического центра главного управления внутренних дел Самарской области от 10.01.2008, согласно которой подпись от имени Исаевой А.В. в договоре от 04.08.2005 № 2082 выполнена Пронягиной Н.Л., не принимается.

В случае подписания договора от имени одной из его сторон неуполномоченным лицом применению подлежит статья 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая влечет за собой иные последствия, чем признание договора незаключенным».

Уже в надзорной жалобе предприниматель сослалась еще и на то, что сделка, подписанная неуполномоченным лицом, не соответствует закону и является ничтожной. Но суд этот довод не принял, так как его можно было заявить только путем изменения предмета иска, а этого сделано не было (определение ВАС РФ от 24 августа 2010 г. № ВАС-16350/08).

Пример из практики: суд отказался признать незаключенным договор купли-продажи недвижимости, подписанный неуполномоченным лицом. По мнению суда, такая сделка является оспоримой, поэтому суд по своей инициативе не может признать ее недействительной 

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, которым договор был признан незаключенным. Суд кассационной инстанции указал: «…подписание спорного договора купли-продажи недвижимого имущества неуполномоченным лицом влечет его недействительность.

У суда отсутствовали правовые основания для признания спорного договора незаключенным.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Таким образом, решение суда о признании спорного договора купли-продажи незаключенным нельзя считать основанным на правильном применении норм материального права. В связи с чем решение суда подлежит отмене.

Данная сделка является оспоримой, поэтому по инициативе суда такая сделка не может быть признана недействительной без предъявления соответствующего иска, согласно разъяснениям Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок».

Из материалов дела видно, что ОАО «М.» с требованием о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества не обращалось.

При таких обстоятельствах в удовлетворении иска ОАО «М.» о признании договора купли-продажи недвижимого имущества незаключенным следовало отказать.

ОАО «М.» не лишено возможности, избрав иной способ защиты нарушенного права, обратиться в арбитражный суд» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 марта 2008 г. № Ф04-1403/2008(1495-А46-9) по делу № А46-1644/2007).

Предлагаем ознакомиться  Договор о конфиденциальности и неразглашении информации

Таким образом, судебная практика неоднородна. Требование признать договор незаключенным может привести к тому, что организация только зря потеряет время, после чего ей заново придется обращаться с другим иском.

Наконец, возникает вопрос о том, как защитить свои интересы другой стороне такого договора. Иначе говоря, что нужно сделать, если выясняется, что со стороны контрагента договор подписало лицо, которое не имело на это полномочий.

Может ли налоговая инспекция обратиться в суд с иском о признании договора незаключенным на том основании, что он подписан неуполномоченным лицом?

Нет, не может.

Закон устанавливает закрытый перечень исков, которые могут предъявлять налоговые органы.

Так, налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски:

  • о взыскании недоимки, пеней и штрафов за налоговые правонарушения в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ;
  • о возмещении ущерба, причиненного государству и (или) муниципальному образованию вследствие неправомерных действий банка по списанию денежных средств со счета налогоплательщика после получения решения налогового органа о приостановлении операций, в результате которых стало невозможным взыскание налоговым органом недоимки, задолженности по пеням, штрафам с налогоплательщика в порядке, предусмотренном Налоговым кодексом РФ;
  • о досрочном расторжении договора об инвестиционном налоговом кредите;
  • в иных случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ.

Такие правила содержатся в подпункте 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ.

Кроме того, налоговые органы вправе предъявлять в суд и арбитражный суд иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам (абз. 3 п. 11 ст. 7 Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации»).

Следовательно, у налоговых органов отсутствует право предъявлять в арбитражный суд требования о признании договоров незаключенными, что является самостоятельным основанием удовлетворения иска.

Пример из практики: суд отказал в иске о признании договора незаключенным, так как у налоговой инспекции нет права подавать такой иск. Кроме того, подписание договора от имени директора поставщика неустановленным лицом может свидетельствовать о недействительности сделки, но не о незаключенности договора

https://www.youtube.com/watch?v=channelUC510QYlOlKNyhy_zdQxnGYwfeatured

Между сторонами подписан договор поставки, в соответствии с которым поставщик обязуется передавать в собственность, а покупатель принимать и оплачивать партии товара. Материалами дела подтверждается, что договор поставки фактически исполнен сторонами.

Считая, что договор поставки является незаключенным, налоговый орган обратился в суд с иском.

В обоснование исковых требований налоговый орган указывает на то, что в ходе выездной налоговой проверки покупатель в обоснование расходов представил договор поставки, подписанный от имени поставщика директором Р.

В процессе контрольных мероприятий Р. была допрошена в качестве свидетеля. Она сообщила, что не является ни учредителем, ни директором данного общества; паспорт у нее был украден. Таким образом, договор был подписан неуполномоченным лицом.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что право на обращение с иском о признании незаключенным договора поставки у налогового органа отсутствует, при этом заявленные требования являются необоснованными по существу. Подписание договора поставки от имени директора поставщика неустановленным лицом, притом что участниками сделки достигнуто соглашение по всем ее существенным условиям, может свидетельствовать о недействительности сделки, но не о незаключенности договора (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 ноября 2010 г. по делу № А02-472/2010).

Пример из практики: суд отказался признать договор незаключенным, поскольку он подписан тем лицом, которое было указано в качестве директора поставщика в ЕГРЮЛ. Кроме того, стороны исполнили сделку и не ставили под сомнение факт ее заключения 

Между ответчиками заключен договор поставки от 14 марта 2008 года, подписанный от имени ОАО «Л.» заместителем генерального директора по производству и материальным ресурсам Т., от имени ООО «Т.» – генеральным директором В.

В ходе выездной налоговой проверки ОАО «Л.» инспекция получила ответ из Комитета по делам записи актов гражданского состояния Санкт-Петербурга, из которого усматривается, что в отношении В. в отделе ЗАГС Адмиралтейского района Комитета по делам ЗАГС правительства Санкт-Петербурга имеется запись о ее смерти 4 января 2007 года.

Договор не прошел обязательную государственную регистрацию

Основанием для признания сделки незаключенной является отсутствие государственной регистрации в тех случаях, когда она требуется.

Если стороны не зарегистрировали договор либо договор не прошел государственную регистрацию, то его надлежит считать незаключенным, а следовательно, не порождающим для сторон прав и обязанностей.

В то же время если одна из сторон уклоняется от регистрации сделки, то другая сторона может обратиться в суд и он вправе вынести решение о регистрации сделки (п. 2 ст. 165 ГК РФ). При этом сторона, необоснованно уклонявшаяся от регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки (п. 3 ст. 165 ГК РФ).

Срок исковой давности по этим требованиям составляет один год (п. 4 ст. 165 ГК РФ), но применяется он к требованиям, основания для которых возникли после 1 сентября 2013 года (п. 7 ст. 3 Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Этот срок не распространяется на требование одной стороны сделки к другой стороне о возмещении убытков, вызванных уклонением последней от нотариального удостоверения или государственной регистрации этой сделки. К названному требованию подлежит применению общий срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса РФ.

Кроме того, сторона, фактически исполнявшая сделку до ее необходимой государственной регистрации, не вправе ссылаться на истечение срока исковой давности по требованию другой стороны о ее государственной регистрации (п. 2 ст. 10, п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Такие разъяснения даны в пунктах 60–62 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Может ли сторона договора, который не прошел необходимую государственную регистрацию, на этом основании ссылаться на его незаключенность?

Нет, не может.

Договор, который не прошел необходимую регистрацию, но исполняется сторонами, не может быть признан незаключенным, если это не затронет прав третьих лиц. Исключение составляет случай, когда третье лицо, чьи права затрагивает этот договор, обращается с иском о незаключенности. Такое разъяснение содержится в пункте 3 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165.

Президиум ВАС РФ указал, что по смыслу статей 164, 165, пункта 3 статьи 433 ГК РФ государственная регистрация проводится исключительно в целях информирования третьих лиц об этом договоре (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165). Таким образом, для сторон договор действует с даты подписания (при условии его исполнения), а для третьих лиц – с даты регистрации.

Более того, эти выводы законодатель закрепил в изменениях, которые внесены в Гражданский кодекс РФ с 1 июня 2015 года. Так, в пункт 3 статьи 433 Гражданского кодекса РФ добавлено словосочетание: «для третьих лиц». Теперь эта норма говорит, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Иначе говоря, договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации не для его сторон, а для третьих лиц (если иное не установлено законом).

Когда невозможно признать договор незаключенным

Невозможно признать договор незаключенным, если одна сторона исполнила, а другая сторона приняла исполнение по договору.

Такой вывод подтверждает ВАС РФ в определении от 4 марта 2008 г. № 4095/05: «При рассмотрении настоящего дела суд кассационной инстанции дал правовую оценку ранее заключенному сторонами договору и признал, что этот договор был исполнен сторонами, в связи с чем не мог быть признан незаключенным».

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Таким образом, даже если договор имеет недочеты, из-за которых его можно счесть незаключенным, стороны своими действиями могут «исцелить» договор, то есть привести к тому, что в случае спора суд откажется признавать его незаключенным.

, ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector